Что такое классическая эстрада? Дихотомия понятий «классика» и «эстрада» в пространстве современной культуры.

Классическая эстрада. С одной стороны, это словосочетание порождает в голове вполне конкретные образы и имена артистов, которых можно охарактеризовать этим термином. Но с другой стороны, в самом понятии содержится некое противоречие, своеобразный оксюморон. Ведь эстрада, исходя из определения, это искусство популярное, злободневное, массовое, а классика – вещь незыблемая, вечная. Если рассматривать классику и эстраду, исходя из такого шаблонного восприятия, то волей-неволей возникает вопрос, а существует ли классическая эстрада, и что стоит под ней понимать.

Налицо извечное противоречие «популярного» и «элитарного», которое во все времена определяло культурное пространство. В современных условиях соотношение понятий «классика» и «эстрада» становится ещё более сложным и неоднозначным. Сегодня слово «эстрада» становится мало употребляемым, и у молодого поколения уж точно не ассоциируется с чем то актуальным, от него «попахивает нафталином».

Само слово «эстрада» возникло как обозначение «подмостков для выступлений» артистов различных популярных жанров: от скоморохов и клоунов до певцов и музыкантов. Со временем этим термином стали называть не только саму площадку, но и на артистов, которые на ней выступали. Их стали называть «артистами эстрады», а само понятие эстрада вместило в себя всю совокупность сценических жанров. Как раз «многожанровость» эстрады и порождает сложность в определении её места в культурном пространстве эпохи, она вмещает себя музыкальный, так разговорный и так называемый оригинальный жанр.

«Эстрада» в современной музыкальной культуре

Пространство «массовой музыкальной культуры» определяется таким понятием как «поп-музыка» или, уничижительно говоря, «попса». Возникает вопрос, в чем же разница между «эстрадой» и «поп-музыкой». С точки зрения музыковедения и культурологии разницы практически нет, а если и есть, то грань между двумя понятиями очень тонка. Разница между этими понятиями сформировалась скорее в общественном сознании, нежели на уровне теоретических построений.

Понятие «эстрада» или «эстрадная песня» ассоциируется у большинства с такими именами, как  Муслим Магомаев, Эдуард Хиль, Валерий Ободзинский, Валентина Толкунова. В отношении этих артистов понятие «попса» кажется каким-то мелковатым и уничижительным.

На сегодняшний день большинство исполнителей, которых можно причислить к жанру «эстрада», уже нет в живых. Совсем недавно нас покинул выдающийся представитель этого жанра Иосиф Кобзон. Из ныне живущих музыкантов эстрадными артистами можно назвать Льва Лещенко, Николая Гнатюка и некоторых других, но все они артисты предыдущей эпохи. Из более-менее молодых певцов традиции «советской эстрадной песни» в том виде, в котором мы привыкли её воспринимать, продолжает разве что Витас, да и то такое определение его творчества весьма условно, и в последние годы его уже сложно отнести к числу «актуальных» и «популярных артистов».

По отношению к тем, кто сейчас «в тренде», слово «эстрада» кажется уже мало применимым. Получается, что эстрада с точки зрения российской  музыкальной культуры — это некий «устаревший», стремительно теряющий актуальность кластер «поп-музыки», ориентированный на традиции «советской песни». Стоит уточнить, что такое понимание «эстрадной песни» применимо только для нашей страны ввиду специфики её исторического развития.

«Попса» и «эстрада»: в чем разница?

В споре музыковедов, культурологов и меломанов о том, есть ли всё-таки какая-то разница между «эстрадой» и «попсой», существует две основные версии. Одна из «позиций», объясняющих разграничение «попсы» и «эстрады», строится на особенностях российской и советской музыкальной культуры. Согласно этой точке зрения, «эстрадной» можно считать ту часть «популярной культуры», которая соотносится с «госзаказом». То есть «эстрадные артисты» — это артисты, угодные власти. Подобная позиция объясняет «устаревание» слова «эстрада» в контексте современной культуры.

С распадом Советского Союза контроль государства за культурой был ослаблен, деления артистов на «государственных» и «не государственных» не стало, и на смену «эстраде» пришла поп-музыка во всём её многообразии. Другой вопрос, что в советских реалиях понятия «поп-музыки» как таковой не существовало. Ибо «не государственные артисты» (прежде всего рокеры), как бы популярны они ни были, явно не относили себя к «поп-культуре» и «поп-музыке». А когда «рок-музыканты» вылезали из подполья, получив добро на своё творчество от «власть имущих», они могли считаться «артистами эстрады», так как выступали на сборных концертах наряду с артистами других жанров и музыкальных направлений.

Ориентируясь на советский опыт, можно выдвинуть ещё признак, демонстрирующий разницу между «эстрадой и поп-музыкой». Поп-музыка – это жанр, в котором работает артист, а «эстрада» с точки зрения её «энциклопедического» определения – это, скорее, направление деятельности, формат творчества. То есть «артистами эстрады» могут быть музыканты, выступающие в различных музыкальных направлениях: и рокеры, и поп-певцы и джазмены.

Однако, в отрыве от советских реалий такое понимание тоже кажется уязвимым. Очевидно, что в рамках современной музыки «поп» — это скорее не жанр как таковой, а определенный кластер «музыкальной культуры», вбирающий в себя совокупность явлений, принимаемых «массовым слушателем». Очевидно, что определение «поп-музыка» охватывает творчество современных российских артистов, являющихся выходцами из разных жанров. Так, например, Григорий Лепс и Елена Ваенга изначально представляли шансон, Баста и Тимати – хип-хоп, Надежда Бабкина и Пелагея – фолк или русскую народную музыку, Сергей Трофимов и Денис Майданов – осовремененный вариант «авторской песни» , но всех их мы сегодня воспринимаем как «поп-артистов». А значит «современная поп-музыка», также как и советская музыкальная эстрада, с чисто музыковедческой точки зрения включает в себя «представителей разных жанров», и грань между «эстрадой» и «поп-музыкой» опять стирается. При этом важно, что «путь к популяризации»  в советскую эпоху и в наше время был совершенно разным.

Существует и ещё одно, весьма субъективное мнение по поводу разграничения «эстрады» и «поп-музыки». Вроде того, что хорошая поп-музыка — это «эстрада», а плохая — это «попса». Такая позиция кажется спорной. Действительно, тексты современных российских поп-певцов не идут ни в какое сравнение со стихами Добронравова, Рождественского, Дербенева и других авторов «эстрадных песен» прошлого. Да и «музыкальная составляющая» ряда современных поп-композиций рассчитана скорее на «поплясать», нежели на «послушать».

Однако, «качество песен» в музыке — критерий весьма субъективный и частенько является «делом вкуса». Ведь и сегодня на фоне «низкопробной попсы» вроде Бузовой и Поляковой существует вполне качественная поп-музыка. Однако, например, Полину Гагарину или Валерия Меладзе «эстрадными певцами» сегодня никто не называет, как-то «не принято». Хотя с точки зрения «культурологических определений» эти двое формально могут считаться артистами эстрады.

«Поп-музыка», «Эстрада», «Классическая эстрада»

Третья позиция, хоть и самая уязвимая, но в ней тоже есть рациональная зерно, и заключается она в следующем: «эстрада» в рамках музыкальной поп-культуры воспринимается как нечто чуть более «элитарное» и «традиционное». Получается, что в современную эпоху «эстрада» в рамках музыкальной культуры может восприниматься как «классика поп-музыки», а классическая эстрада – соответственно её наиболее выдающиеся образцы. Ведь многие советские песни до сих пор продолжают звучать, цитироваться и не теряют своей актуальности, а значит, в какой-то степени, стали классикой.

Иными словами – советская песня, дошедшая до наших дней – есть классика эстрадной песни, а их исполнители – это классическая эстрада.  Под «эстрадой не классической» мы понимаем артистов, чем музыкальный облик «родом» из той эпохи, и кто в современных меняющихся музыкальных реалиях остается максимально близок к традициям советской песенной культуры. При этом вторые, являются органической составной частью «поп-музыки».

Как уже было сказано, слово «эстрада» относится не только и не столько к музыке, сколько к другим «сценическим жанрам». Тем не менее, именно на примере музыкальной культуры все процессы, определяющие различия между «поп-культурой», «эстрадой» и «классикой», просматриваются наиболее явно, и именно поэтому музыке было уделено много внимания.

Юмористическая эстрада в контексте современной культуры

В других жанрах, составляющих «эстраду» как культурное явление, сегодня сложилась схожая ситуация. Но само восприятие концепта «эстрады», а, соответственно, и её классических образов вне музыкального дискурса несколько иное.

Юмористическая эстрада во всем многообразии её проявлений сегодня также, с одной стороны, «устаревает», а, с другой, приобретает новые формы. Кого из артистов «разговорного» юмористического жанра мы сегодня вспоминаем, когда слышим слово «эстрада»? На ум сразу приходят Петросян, Степаненко, Воробей и прочее «Кривозреркалье». У молодежи эти фамилии зачастую вызывают негативную реакцию. Продолжая регулярно появляться на экране телевизора, эти артисты, как и само телевидение, сегодня стали «достоянием бабушек». Да и некоторые бабушки, включая телевизор и видя лица «одних и тех же» артистов, зачастую ворчат: «Как же они надоели».

Само собой вспоминается рассмотренное выше мнение о том, что артисты эстрады — это «государственные артисты», те кто «принят» властью, и кого транслируют по телевидению, по центральным каналам. Сегодня каналов у нас уже не один и не два, а двадцать. Но, тем не менее, «государственными» являются Первый и Россия-1. И представленный там «пантеон юмористов» стремительно теряет свою актуальность.

На смену им пришли новые герои «Камеди-клаб», «Камеди-Вуман», всевозможные стендапп-шоу и ситкомы, которые старшему поколению зачастую непонятны. Как и в случае с музыкой, к «юмористам новой формации» слово «эстрадный артист» как-то не приклеилось. Изменились реалии эпохи, и сам юмор стал другим, и современной молодежи шутки артистов со второго канала кажутся «не смешными и бородатыми», а старшее поколение напротив, «не понимает» новых комиков. Это вполне закономерный процесс, показывающий смену поколений и закономерную трансформацию содержания. Но согласитесь, что совокупность лиц, которые нам предлагают на «центральных каналах», определяя их как «артистов эстрады», сложно воспринимать как представителей «классической эстрады».

В юмористическом жанре словосочетание «классическая эстрада» заставляет вспомнить прежде всего об Аркадии Райкине. Через некоторое время это определение возможно будет применимо и к Михаилу Задорнову. Именно его можно считать одним из родоначальников и популяризаторов «стенд-аппа» в нашей стране.  Начав рассказывать зрителям о своих наблюдениях со сцены, он пополнил ряды «артистов эстрады». Да, то что делал Задорнов, стенд-аппом не называлось, но лишь потому, что слова такого в обороте не было. Также популярен сегодня жанр юмористических миниатюр, который сохранился почти в «первозданном виде». Надоевшие многим «Новые русские бабки» являются «наследницами» советских Маврикиевны и Никитичны, а «комедиклабовцы» Харламов и Батрутдинов представляют «более современный» вариант тех же «Кроликов», предшественниками которых в какой-то степени были Ширвиндт и Державин.

Таким образом, в юмористическом жанре понятие «эстрада» прослеживается сегодня более четко. С одной стороны, юмористические жанры «эстрады» теряют свою актуальность, а, с другой стороны, «перерождаются». Продолжая оставаться «эстрадой», они уже не воспринимаются в таком качестве.

Эволюция и «гибридизация» сценических жанров: современный рэп и эстрада.

Эстрада тем и сложна, что на ней пересекается и переплетается множество различных «сценических проявлений», которые порой неопределимы и неделимы. Так, например, на стыке «музыкального» и «юмористического» кластера эстрады сформировался жанр куплета. Это – классический эстрадный жанр, который сегодня в чистом виде уже не существует, если не считать «куплетистов» всё с того же второго канала. Тем не менее своеобразным «наследником» куплета можно считать короткие пародии и юмористические песни.

Искусствовед А. И. Богданов также отмечает, что «новой ипостасью» куплетного жанра в какой-то степени является рэп, являющийся сегодня одним из самых востребованных и популярных музыкальных жанров, всё больше и больше набирающий популярность у молодежи, но пока ещё стоящий особняком от «поп-музыки как таковой». Это утверждение, конечно, можно считать спорным, но тем не менее логическое обоснование в нём есть.

Рэп пока сложно назвать эстрадным жанром, он возник как «музыка улиц», но сейчас стремительно приходит на «телевизор» и на большую сцену. Также и жанр куплета ведет свою «родословную» от частушки, от народного поэтического творчества, постепенно эволюционировав в эстрадный жанр. Если следовать хрестоматийному определению «эстрады» и применять его к совокупности всех современных сценических жанров, представленных в массовой культуре, то можно сказать, что рэп постепенно приходит «на телевизор» так же, как «частушка» и «куплет» когда-то пришли на эстраду.

Понятие «эстрада» сегодня несколько устаревает и постепенно выходит из оборота. Однако сам концепт «эстрады» продолжает жить, предлагая зрителю и слушателю новые актуальные образцы.  С сегодняшних позиций,  «эстрада»  воспринимается как своеобразный «буфер» между «традиционными формами популярного сценического искусства» и «образцами современной массовой культуры». Классическая эстрада — вовсе не оксюморон, под ней стоит понимать «традиционные образцы», положенные в основу развития сценического искусства и не утратившие своей значимости до сих пор.

Рассказать друзьям:

Добавить комментарий