Две Испании: Загадка испанской души и испанской истории

Испания — удивительная страна, всю свою историю эта страна провела в вечном противоречии, проявляющемся на мировоззренческом, политическом, философском и культурном уровне. Противоречие это зародилось в недрах испанской истории и проявляется в искусстве, культуре и философии до сих пор. Исследователи очень часто пишут о «Двух Испаниях». Испания это единство в противоречии, страна которая вечно борется «сама с собой».

Чем больше я изучаю историю и культуру этой страны, тем больше убеждаюсь в верности утверждения о том, что русские и испанцы во многом схожи. Иностранцы часто говорят о загадочной русской душе. Испанская душа не менее загадочна. Русский поэт Колошин писал: «За пиренейскими горами лежит такая же страна, богата дивными дарами, но без порядка и она». Поэт сравнивал реалии русской и испанской жизни в конце концов пришел к выводу, «что кроме свежих померанцев всё то же дома нахожу». О родной России другой наш великий соотечественник Ф. И. Тютчев писал: «Умом Россию не понять….В Россию можно только верить». Известна такая фраза об испанском характере: «Для англичанина жить значит — думать, для француза жить — значит чувствовать, для испанца жить — значит верить» Испания — страна, способом существования которой является вера, , также как и в России, если следовать за Тютчевым. Абсолютная вера, как характерная черта «испанскости» проявилась в Дон Кихоте. О кихотизме, как явлении культурном и мировоззренческом рассказывается в статье, сравнивающей  Дон Кихота и Гамлета.

Однако в отличие от шекспировского персонажа, ставшего «вечным типом», Дон Кихот интересен не только как «универсальный», но и как глубоко «национальный герой».В нем проявилась чувственность, идеализм, вера в абсолютные ценности и иррациональность, свойственная испанцам. Дон Кихот, как и Гамлет стал героем позднего возрождения, героем своей эпохи, ушедшим в вечность. Эпоха Сервантеса для Испании — эпоха Империи и величия, «классическая эпоха», сформировавшая нацию и народ и определившая судьбу страны и поэтому к образу Дон Кихота неоднократно обращались великие испанцы, дон Кихот стал «символом религиозного возрождения» и высшим проявлением «Испанского характера». Помимо Дон Кихота есть ещё и Санчо Панса, более приземленная, более практическая сторона «Испанскости». Здравый смысл «безрассудного» Дон Кихота. Часто противоречие «Двух Испаний», о котором я написал в начале, описывают именно через противопоставление этих героев, говоря, что Испания делится на Дон Кихотов и Санчо Панс. Однако, такая трактовка поверхностна, и верна лишь отчасти. Всё таки Дон Кихот и Санчо Панса это два характера в которых так или иначе проявляются две мировоззренческие парадигмы, основанные на двуединой традиции, в идеологическом, ментальном интеллектуальном и политическом плане они не разделимы.

Так что же это за две Испании? В политической жизни они проявлятся в двух разных традициях — «консервативной» и «либеральной», католической и антиклерикальной, исконно испанской и Европейской. «Традиционная» Испания будет апеллировать ко временам Империи, к католицизму, как признаку «единства нации», ведь именно католическая вера способствовала завершению Реконкисты, консолидации Испанского государства и становлению империи. А вторую Испанию они назовут «Анти-испанией», созданную влиянием иностранных идей. Вторая традиция, однако, не менее исконна и восходит к той же Реконкисте, ко временам Испанских кортесов, которые появились на полуострове раньше, чем сословное представительство в остальной Европе. И там заседали представители городов — свободных общин «консехо». В Испании исторически не было крепостного права, была свободная община, отсюда и исходит романтическая идея об «изначальной испанской свободе». Эта борьба проявилась не только на политическом, но и на мировоззренческом и культурном уровне.

Испанская культура глубоко религиозна, испанское мировоззрение — католическое. И здесь испанцы вновь похожи на русских. Что бы кто ни говорил, но даже в советское атеистическое время русский народ продолжал быть носителем православной культуры. И даже на уровне религиозного мировоззрения фундаментальное противоречие «испанскости» дает о себе знать. Удивительное дело, но даже Испанское просвещение и испанский антиклирикализм пропитаны католическим духом. Примерами тому могут служить работы Г. М. Де Ховельяноса или поэзия Гарсия Лорки, перечитайте «Романс об Испанской жандармерии» из известного цикла «Циганское Романсеро», сколько там «библейских аллюзий». Чего стоит одно сравнение М. Примо де Риверы с Иродом. А ведь Гарсия Лорка известен как антиклирикал и либерал, сторонник испанской республики, убитый республиканцами в Годы Гражданской войны.

Именно Гражданская война 1936-1939 стала «практическим проявлением» противостояния «Двух Испаний», переросшим в военных конфликт. В один с год с Лоркой, спустя несколько месяцев, погиб и Рамиро де Маэсту, католический философ, взвывший к воскрешению «Испанидад» — испанского духа, католического мировоззрения, восходящего к идеалам империи.

В современной Испании противоречие двух тенденций остается и в политическом дискурсе и в сознании народа. Народная Партия и ИРСП, сменяющие друг друга у власти в той или иной степени являются носителями традиций «франкизма» и «республики». Сегодня испанское общество остается разделенным памятью о событиях Гражданской войны, ключевого события Новейшей истории страны, подготовленного глубинным историко-философским противоречим. Об исторической памяти и живости двух традиций нам говорит, с одной стороны Долина Павших и сохранение «памяти о Франко», а с другой, шествия с призывом «Увольнять королей», проходящие 14 апреля, в день установления Второй республики.

 

Рассказать друзьям:

Добавить комментарий