Николай Васильевич Гоголь. К 210-летию со дня рождения.

Николай Васильевич Гоголь относится к числу авторов, чья личность и творчество всем прекрасно известны, его произведениям уделяется значительное внимание в школьной программе по литературе. Почти все его основные произведения входят в «обязательный минимум» литературного ликбеза любого русского человека, которых «хоть что-нибудь когда-нибудь читал».  В этом году исполняется 210 лет со дня рождения классика русской литературы. Пусть дата и не является круглой в историческом смысле,  небольшой юбилейный повод побуждает к тому, чтобы ещё раз обратиться к личности и творчеству писателя.

Фигура Гоголя раскрывается обывателю как бы в двух сферах: в  плоскости «популярной культуры», восприятие которой основано на ликбезовских школьных знаниях о персоне и его творчестве и в плоскости научной – литературоведческой и историко-культурной. Эти две плоскости безусловно пересекаются между собой на уровне общественного сознания.  Автор, не являющийся специалистом по истории русской литературы XIX века, обращаясь к фигуре Гоголя в публицистической «популярной» статье и желающий преодолеть «уровень банального ликбеза», представленного в любой школьной хрестоматии, рискует оказаться меж двух огней. С одной стороны, рассуждая о Гоголе в «популярном» дискурсе, можно оказаться в плоскости сомнительных, околонаучных суждений. С другой стороны, в попытках «преодоления» культурологических мифов можно уйти в научные дебри и «заблудиться» там, попутно получив «тумаков» от литературоведов и отпугнув широкого читателя. Считая невозможным игнорировать юбилейную дату, я долго думал, как написать о Гоголе, и решил, что о таких фигурах нужно «писать, как пишется». Я постараюсь избежать всех описанных выше крайностей.

Несмотря на то, что биография  писателя хорошо известна,  вокруг образа Николая Васильевича есть немало мистического, неоднозначного, спорного. Ряд его произведений, по мнению некоторых, пропитаны «потусторонним духом».  Попадая в пространство популярной и массовой культуры, образы, созданные великим автором, обретают иное звучание, а экранизации, снятые по мотивам его произведений, получают определения «боевик», «триллер» и «фильм ужасов».

Примером «мистического» восприятия личности Гоголя стала недавно выпущенная трилогия, в которой факты персональной судьбы и мотивы произведений Гоголя оказались «причудливо перемешаны». В этих фильмах автор как будто бы сам становится участником написанных им сюжетов. Данная трилогия получила в целом положительные оценки, в том числе и у литературоведов, ведь это художественный фильм, который по самой своей задумке не может и не должен быть достоверным. Режиссер и сценарист, как и любой творец, в большинстве случаев имеет право на многое.  Образ Гоголя, созданный Александром Петровым, наверняка мог вызвать вопросы у некоторых зрителей, в особенности у тех, кто знаком с писателем только по «школьной программе». При этом некоторые специалисты, знатоки истории литературы уверяют, что при всей «фантастичности» фильма последнее кино-воплощение Гоголя получилось вполне соответствующим образу этого автора.

Творчество Гоголя очень многогранно. Когда читаешь его произведения, даже из школьной программы, писатель представляется очень разным. Он создал целую вереницу образов, представ перед читателем и как мистик, и как сатирик, как «обличитель социальной несправедливости» и художник, рисующий «жизнь без прикрас». В ряде ранних литературоведческих исследований творчество Гоголя делят на несколько этапов: ранний Гоголь – мистик и романтик, поздний – социальный писатель и сатирик. Эта примитивная, почти «школьная» схема многое объясняет, но всё же если вдуматься и посмотреть на творчество автора через призму истории литературы и общественной жизни, то Гоголь – един. Различные по содержанию и проблематике сюжеты и образы, представленные на страницах его произведений, пропитаны «глубинной поэтичностью», не случайно главное его произведение — «Мертвые души», не смотря на свою прозаическую форму именуется поэмой.  Творчество Гоголя, как и любого писателя неотделимо от его персональной судьбы. В жизни Гоголя по-прежнему остаются противоречивые моменты, некоторые из них стали частью «культурологического мифа», сформировавшегося вокруг автора и прочно вошедшего в общественное сознание.  Легендами, домыслами и спорами окутано и происхождение, и обстоятельства смерти, и последующего перенесения останков.

Гоголь родился на территории современной Украины, в те времена Малороссии. Его родина – село Сорочинцы Полтавской губернии. Образы Малороссии займут немало места в его творчестве. Гоголь происходил из старинного казацкого рода. Существует версия, что одним из предков Гоголя был гетман войска Запорожского Остап Гоголь, однако документальных подтверждений этому нет.  Фамилия, под которой писатель стал известен, это вовсе не псевдоним, как ошибочно считают некоторые, а часть его настоящей фамилии, полученной при рождении Гоголь-Яновский. Вторую часть писатель «отбросил», аргументируя это тем, что её выдумали поляки. Становление Гоголя как писателя происходило во взаимодействии трех факторов – биографического, историко-контекстуального и культурного. Двадцатые годы XIX  века – время распространения романтизма и пробуждения «интереса ко всему украинскому». «Романтизация Малороссии» у  Гоголя была вполне закономерной, проистекая из «климата эпохи» и «чувства родины». Очень многое в творчестве автора было привито ему «малороссийским контекстом» той эпохи. И всё же назвать Гоголя украинским писателем нельзя. Гоголь всегда писал исключительно на русском языке. В литературоведении существует обоснованная позиция, что писатель относится к той литературе, на языке которой он пишет. К тому же уже с самого начала творческого пути «местечковые» мотивы в его творчестве сочетались с «общероссийскими» и даже «общеисторическими». Некая «двойственность» его творческих мотивов ещё при жизни была воспринята противоречиво. Малороссы не простили ему отступничества, а некоторые российские авторы и критики утверждали, что его душа осталась «на хуторе близь Диканьки, а в России он увидел лишь Хлестаковых, Маниловых и Плюшкиных.  Наряду с М. А. Булгаковым Н. В. Гоголь стал классиком русской литературы, в чьем творчестве соединились украинские мотивы  и «дух российских столиц» («Петербургские повести» Гоголя и «Мастер и Маргарита» Булгакова, и «Вечера на Хуторе», «Тарас Бульба» и булгаковская «Белая Гвардия» с другой). Творческое наследие этих авторов показывает историческое единство поликультурного пространства Российской империи. В современных реалиях всё, так или иначе связанное с Украиной, вызывает неоднозначную реакцию, и это ещё одна сложность, с которой неизбежно сталкивается публицист, обращающийся сегодня к биографии и творчеству Николая Васильевича.

В «Выбранных местах из переписки с друзьями» Гоголь напишет следующее: «Обо мне толковали многое, но моего подлинного поэтического существа не определили, его слышал лишь Пушкин. Он мне говорил всегда, что ещё ни у одного писателя не было дара выставлять так ярко пошлость жизни, уметь очертить в такой силе пошлость пошлого человека, чтобы вся та мелочь, которая ускользает от глаз, мелькнула крупно в глаза всем, вот моё главное свойство, которого нет у других писателей». Эти слова можно назвать своеобразным «творческим кредо» автора, которое пронизывает всё его творчество.

Не случайно в приведенном отрывке упомянут Пушкин. Александр Сергеевич оказал огромное влияние на  Гоголя-писателя.  В первой части уже упомянутой современной трилогии «по мотивам Гоголя» есть эпизод, где Гоголь стремится показать своё первое произведение «Ганс Гюхельгартен» самому Александру Сергеевичу, который тогда был уже признанным поэтом и гением своей эпохи. С этого произведения начинается непростой путь писателя в столице российской империи Санкт-Петербурге, куда он приезжает в 1928 году, а спустя год издает написанного ещё в Нежине «Ганса», представив его как «произведение молодого автора» нуждающегося в деньгах.  Будучи представителем знатного рода, он отказывается от наследства в пользу своих сестер. Сумма, с которой он оказался в Петербурге, была ничтожно мала в реалиях столичной жизни. Согласно господствующей в литературоведении точке зрения Гоголь действительно показывал свою первую поэму Пушкину, но тот её не прочитал. Дебют оказался неудачным, произведение получило отрицательные отзывы. Но разочарование вскоре сменилось триумфом. Именно в Петербурге Гоголь стал тем, кем он стал, вписавшись в контекст российской литературы того времени. Он был близок с «пушкинским кругом», печатался у Дельвига и сдружился с Жуковским. Начало литературной славе Гоголя положили «Вечера на хуторе близь Диканьки», замысел и основные мотивы которых писатель привез с собой с малой родины. Александр Сергеевич так отозвался об этом произведении: «Сейчас прочел «Вечера близ Диканьки». Они изумили меня. Вот настоящая веселость, искренняя, непринужденная» без жеманства, без чопорности. А местами какая поэзия! Какая чувствительность! Все это так необыкновенно в нашей нынешней литературе, что я доселе не образумился». Вслед за «Вечерами» в свет выходят другие произведения Гоголя, обеспечившие ему литературную славу. Отмеченная Пушкиным «поэтичность» нашла своё воплощение и в прозе, и на театральной сцене.

«Мертвые души», одно из «самых русских» во всех смыслах этого слова произведений Гоголя, было написано им в Риме, за границей. Так же как и в случае с «Диканькой» произведение родилось вдали от контекста, вдохновившего на его создание. Задумывал он его, ещё живя в столице.  За границей Гоголь получает печальное известие о смерти Пушкина, которое глубоко его поразило.

Последний этап жизни Гоголя определили «религиозно-философские искания».  В 1945 году автор переживает духовный кризис. В его творчестве появляется религиозный контекст, философская рефлексия и обращение к религиозным вопросам и размышлениям о жизни и о самом себе побуждает к написанию произведения «Выбранные места из переписки с друзьями».  Книга вызвала противоречивую реакцию, отзывы варьировались от восторженных до гневных, особенно резко отреагировал на произведение «главный литературный критик» эпохи В. Г. Белинский.

Выдающийся философ Н. А. Бердяев так писал о Гоголе: «Трагедия Гоголя была в том, что он никогда не мог увидеть и изобразить человеческий образ, образ Божий в человеке. И это его очень мучило. У него было сильное чувство демонических и магических сил. Гоголь наиболее романтик из русских писателей, близкий  Гофману. О Гоголе было сказано, что он видит мир sub specie mortis (лат. с точки зрения смерти). Он сознавался, что у него нет любви к людям. Он был христианин, переживавший свое христианство страстно и трагически. Но он исповедовал религию страха и возмездия».

Последние годы жизни Гоголя были связаны с Москвой, здесь он предал огню второй том «Мертвых душ» и закончил свой жизненный путь. В последний месяц жизни писатель вел долгие беседы с протоиреем Матвеем Константинопольским, с которым до этого переписывался. Тот призывал его «Отречься от Пушкина», то есть посмотреть под принципиально новым углом на свою жизнь и литературу, а для Гоголя одно было не отделимо от другого и еще более усугубило осознание кризиса и конца. Духовные муки и искания последних лет, странные обстоятельства жизни и смерти добавили загадочности ореолу писателя, сформировавшемуся в мировой культуре.

Рассказать друзьям:

Добавить комментарий