Испания 1898: историческое поражение, война, национальный кризис

Испания 1898 года была периферийной европейской страной, утратившей своё былое имперское величие. Большинство своих колоний Испания потеряла в первой половине XIX века в результате Латиноамериканской войны за независимость.  На территориях, продолжавших находиться в её составе вплоть до конца века Испанская монархия действовала прежними экстенсивными методами, показывая свою неспособность к модернизации. Испанский колониализм оказался «прогнившим до основания». Кризис в колониях усугублялся, а национальное освободительное движение набирало обороты.  

Испано-американская война
Фото взято с сайта 1ku.ru

Буржуазные революции преобразили облик Европы, и отсталая католическая страна, разрываемая внутренними противоречиями, уже не могла бороться за «место под солнцем». Иными словами, это была уже не та великая Испания. 1898 год стал для истории этой страны «рубежом», «точкой невозврата» и ознаменовавшей начало «испанского XX века». В результате проигранной США войне страна утратила последние оставшиеся у неё колониальные владения: Кубу, Пуэро-Рико и Филиппины, Гуам. Куба формально стала независимым государством, хотя фактически находилась под влиянием США, а другие перечисленные территории вошли в состав американского государства.

Мирный договор, оформивший окончание Испано-Американской войны 1898 года, был заключен в Париже 10 декабря. С тех пор прошло 120 лет, но для каждого испанца цифра 1898 продолжает ассоциироваться  с национальной катастрофой, с точкой «исторического поражения» своей страны, после которого Испания уже никогда не была настолько великой.

Дело было  не в потере колониальных владений как таковых. Это лишь «внешняя сторона» вопроса. Со времен войны за независимость и освобождения большинства латиноамериканских государств отсоединение оставшихся колоний было вопросом времени. Гораздо важнее и мощнее оказалась внутренняя сторона, осознание испанцами собственной «самости» и некий символизм этой даты.

Испано-Американская война  интересна не столько с точки зрения причин и конкретных последствий и хода боевых действий в контексте  «смены исторических парадигм». 

Испано-Американская война в контексте мировой истории

Василий Верещагин. Эпизод Испано-Американской войны. Изображение взято с сайта Svoboda.org

Наряду с англо-бурской войной, испано-американскую войну 1898 года рассматривают как одну из «первых империалистических войн». В рассматриваемый период мировая история стремительно приближалась к первой «великой войне». Конфликт Испании и США был  своеобразным «маленьким прологом» первой мировой. Война обозначила собой конец эры «классического колониализма». В какой-то степени это была война между «бывшим» и «будущим» гегемоном мира. Между государством, которое утратило все свои исторические шансы, и страной, стремительно выходящей на первые роли.

Часто об Испано-Американской войне говорят и в контексте международной политики США. Фундамент любой войны всегда составляет целый букет противоречий, и испано-американская война не исключение.  Но для начала активных боевых действий всегда нужен формальный повод, и американцы очень хорошо умеют этот повод находить.

Поводом к началу войны 1898 года стал подрыв американского крейсера «Мейн», который стоял у берегов Кубы. В подрыве обвинили, конечно же, испанцев. Но молодое и борзое американское государство не спешило объявлять войну чахнущей старушке Испании. Американцы поступили хитрее, начав блокаду Кубы. При этом в американском обществе усилились антииспанские настроения.

Куба в это время вела освободительную борьбу с метрополией и всё вполне бы могло закончиться миром для Испании, так как правительству страны уже почти удалось договориться с повстанцами. Но Америка посчитала себя в праве вмешаться во внутренние дела Кубы и предложить Испании признать независимость острова. Тем самым США спровоцировало Испанию на объявление войны. «Бунтующие» испанские территории в этой ситуации поддержали американцев, вступив в войну на их стороне.

В исторической науке существует мнение о том, что подрыв «Мейна», запустивший всю цепочку и приведший к обострению противоречий в треугольнике Испания-Куба-США,   был осуществлен самими американцами и являлся провокацией. . Конечно же, историки не могут знать наверняка, однако такая трактовка кажется вполне вероятной. Не хочется вдаваться в тонкие и скользкие вопросы международной политики, но поведение соединенных Штатов очень хорошо рифмуется с «американским почерком» во внешней политике.  При разговоре о более поздних военных  конфликтах, в которых США так или иначе принимала участие, находя формальный повод для вмешательства, историки и политологи зачастую «припоминают» американцам 1898 год. Такие «упоминания» по понятным причинам не редки и в наши дни. Наверное,  это не случайно.

«Испания 1898» и предшествующее историческое развитие страны 

А теперь обратимся собственно к «испанскому контексту». Война 1898 года обнажила общенациональный кризис Испании, поставив страну на грань национальной катастрофы. Однако, чтобы оказаться в глубоком кризисе, испанцам вовсе не понадобилась помощь американцев. До катастрофы Испания довела себя сама. А поражение в войне стало лишь «точкой осознания», породившей жесточайшую общественную  рефлексию в политической, социальной и культурной жизнь страны.

По большому счету, кроме окончательной потери колоний, сама война больше ничего не изменила в испанской жизни. Те процессы, с которыми связывают 1898 год как символ исторического поражения, наблюдались в испанском обществе задолго до войны.

XIX век в испанской истории был ознаменован пятью революциями, которые по своему характеру можно отнести к поздним буржуазным революциям. Эти революции определили специфику испанского XIX века и продемонстрировали все приватности «испанской модернизации». Ни одна из этих революций не имела завершенного характера с точки зрения дальнейшего исторического развития страны. К концу XIX века Испания подошла отсталой в экономическом отношении страной, раздираемой политическими, экономическими и духовными противоречиями. Эти противоречия имели глубокие исторические корни и выражались в сосуществовании и соперничестве двух тенденций.

Век революций обнажил и усилил это противоречие, получившее в историографии ёмкое по форме, но очень многогранное и глубокое по содержанию определение «Две Испании». Этот термин ввела в научный оборот выдающаяся исследовательница испанской истории С. П. Пожарская. В реалиях конца XIX века исторический спор «двух Испаний» получил свои конкретные проявления, в экономической жизни наблюдалось сосуществование двух укладов, а пространство общественно-политических дискуссий определялось так называемом «спором традиционалистов» и «прогрессистов».

Однако, по своему содержанию противостояние «двух Испаний» было куда глубже и имело под собой мировоззренческие и экзистенциальные основания. О противоречии «двух Испаний» как лейтмотиве испанской истории подробно говорится в другой статье на данном портале. В рассматриваемый исторический период, совокупность противоречий, обозначивших «общенациональный кризис» всех сфер общественной жизни, поставила  перед испанцами риторические вопросы: «Кто мы?» и «Что дальше? Поражение 1898 года лишь усилило актуальность и остроту этих вопросов.

Поколение 1898 года

Испания 1898
Представители «Поколения 98 года». Изображение взято с сайта www.todoliteratura.es

В среде интеллектуальной элиты, раздираемой историческим спором, выделилась группа писателей, философов и публицистов, чье творчество в большей степени было посвящено вопросам «исторической судьбы» Испании. Творчество и философские идеи этой группы интеллектуалов символизировали «культурный подъем», начавшийся на фоне общественно-политического кризиса. Эта группа интеллектуалов получила название «Поколение 1898» года, хотя основные мотивы творчества и философский почерк ряда интеллектуалов, причисляемых к этой группе, сформировался ещё до 1898 г.  Одним из родоначальников «Поколения» считается  писатель и философ Анхель Ганивет. Он не дожил до подписания мирного договора, покончив с собой собой в ноябре 1898 года, во время дипломатической службы в Риге.  Книга Ганивета «Испанская идеология» представляла собой первую концепцию «испанского мировоззрения», выходящую за рамки «традиционализма» и «прогрессизма», как двух полюсов общественно-политической мысли.

Его  друг коллега Мигель де Унамуно 1897 пережил «духовный кризис», связанный с личной драмой, в результате чего и сформировалась его философская система. Идейные искания Унамуно не были связаны непосредственно с реакцией на события 1898 года, однако общая угнетающая атмосфера испанской интеллектуальной жизни безусловно отразилась в творчестве Унамуно, в его философии «глубоко личное», «персональное», переплетается с вопросами универсальными и всеобщими с вопросами о судьбе страны. Личность в философских построениях Унамуно это прежде всего «испанец». Не случайно одно из самых известных и показательных цитат мыслителя являются слова: «У меня болит Испания». В этой короткой фразе заключается невероятная глубина. У человека «болит его родина». Это о многом говорит. Помимо Унамуно и Ганивета к «Поколению» также причисляют таких писателей как Асорин, Пио Бароха, Рамон Валье Инклан, поэты Антонио Мачадо и Хасинто Бановенте, публициста Р. де Маэсту. Он был пожалуй, единственным из всего «Поколения» на кого события 1898 года оказали непосредственное влияние.

Сам факт привязки творчества и деятельности этих людей к «1898 года» демонстрирует символизм этой даты для испанской историографии. «Испания 1898» это экзистенциальная формула, обозначающая внутренне состояние страны в целую историческую эпоху, а «Поколение» — культурно-философский флагман этой эпохи.

Представители пишущей интеллигенции, составившие «Поколение 98 года»,  они были разного возраста, придерживались несколько различных политических взглядов и творческих ориентаций. Поэтому разговор об едином творческом почерке «Поколения» также не совсем состоятелен.  Всех их объединял лишь «дух Испании» к возрождению которого они взывали в своих произведениях. В своём творчестве писатели и философы «Поколения» дали новое понимание испанской традиции, соединили «исконно-испанское» с актуальными для эпохи тенденциями общественной и философской мысли. Сегодня большинство представителей «Поколения» признаются классиками испанской литературы, определившими «культурный облик» последующих десятилетий

Испания 1898 года, последующая история и «испанский мир».

Флаг содружества Испанидад

Под влияние событий 1898 года в испанском обществе усилится «постимперский синдром», ощущение глубокой духовной и исторической связи с бывшими колониями. В 1918 году в Испании будет введен официальный праздник «День расы», позже получивший название «День Испанидад». Он празднуется до сих пор и сегодня носит название «Национальный праздник Испании». Отмечают праздник 12 октября, в день открытия Америки Христофором Колумбом. Появление этого «красного дня» в испанском календаре зачастую связывают с необходимостью подчеркнуть свою историческую роль, хотя сам праздник был придуман в Латинской Америке. До сих пор формально существует сообщество «Испанидад», включающее в себя все испаноязычные страны. На фоне современных международных организаций Содружество Испанидад не играет какой-то весомой роли, это скорее «культурно-историческое», нежели международно-политическое объединение, и сам факт его существования уже о многом говорит.

«Испания 1898» — это не просто дата и название страны, это не просто конкретный год истории, это точка отсчета «Новейшей истории испаноязычного мира», несущая в себе скорее сакральное, чем конкретно историческое содержание. Во многом 1898 год определил облик современной Испании, примирившейся со своим историческим поражением и продолжающей жить в «вечном противоречии».

 

 

Рассказать друзьям:

Добавить комментарий