Новый «Последний герой» 2019: Жалкое подобие или легендарное возвращение?

Весной 2019 года на российские экраны вернулся проект «Последний герой». Изначально шоу, появившееся в начале 2000-х годов, было адаптацией западного формата. Сама идея проекта глубоко укоренена в мировой культуре и является очередным проявлением тренда «робинзонады». У истоков данного явления, как несложно догадаться, стоял великий роман англичанина Даниэля Дефо. Позже под пером Жюля Верна и некоторых других авторов «робинзонада» превращается в культурный тренд и находит своё воплощение не только в литературе, но и в кинематографе (сериал Остаться в живых). С проектом “Suviver» и его русской версией «Последний герой» феномен «робинзонады» получает очередное воплощение в массовой телевизионной культуре.

Первый сезон проекта, ведущим которого выступил Сергей Бодров, ожидаемо имел невероятный успех, многими телезрителями тот самый далекий сезон 2002 года до сих пор воспринимается как «образец аутентичности». В изначальном варианте проект действительно напоминал «популяризированную версию» Робинзонады со всеми побочными эффектами телевизионного формата. Последующие сезоны в целом сохраняли общую атмосферу и намеченный тренд, даже начав проявлять признаки «звездной болезни» (в том смысле, что его участниками становились популярные медийные личности, а этот фактор существенно влияет на восприятие телезрителем). Лично моим любимым сезоном является «смешанный» 4 сезон, с ведущим Александром Домогаровым. Важную роль в создании атмосферы старого «Последнего героя» играла песня группы «Би-2» «Остаться в живых». Её название стало девизом самого первого проекта. Стоит вспомнить, что изначально композиция была воспринята слушателями в штыки из-за «неуместных», как казалось, аллюзий с Цоем и его песней «Последний герой». Но за 5 сезонов она успела стать настоящим гимном проекта. В общественном сознании хит прочно ассоциируется с телешоу, а вовсе не с Виктором Робертовичем, чья композиция не имела никакого отношения к феномену «Робинзонады», и была написана совершенно о другом.

Симптомы «вырождения» показал 6 сезон проекта с Ксенией Собчак в качестве ведущей. В отношении проекта часто звучала излюбленная многими фраза «уже не то». Бэкграунд ведущией вкупе со «скандальной составляющей», проявляющейся в проекте и на ранних этапах и заложенной форматом реалити-шоу, побудил многих слушателей к «постановке диагноза», что теперь «Последний герой» превратиться в «Дом-2». «Собчачий» сезон действительно резко контрастировал не в лучшую сторону на фоне передач предыдущих лет, и дело даже не в «скатывании в «Дом-2», а в деградации «духа Робинзонады», проект со временем закономерно утрачивал свою подлинность. И это тоже совсем не удивительно. Почти всегда любые продолжения успешных проектов получаются более искусственными, чем оригинал. После 6 сезона проект исчез с экранов и можно было подумать, что навсегда. Эра «Последнего героя» закончилась, и на смену ему пришли другие телевизионные тренды. Создавая статью о «любимых передачах» прошлых лет, я хотел было включить в неё «Последнего героя», как вдруг узнал, что планируется новый сезон.

Все предыдущие сезоны выходили на «Первом канале», вернулся же «Последний герой» к зрителю на другой кнопке телевизионного пульта, став тем самым ещё одним примером успешного проекта, который «профукал» главный канал страны, растеряв свой развлекательный потенциал. Миссию возрождения «Последнего героя» на себя взял канал ТВ-3, что удивило поклонников старого проекта и вызвало скептическое отношение. Канал имеет репутацию «первого мистического» и часто транслирует передачи об экстрасенсах, паранормальных явлениях и тому подобном. Взявшись за «небывалый эксперимент» возвращения проекта, каналу удалось привлечь в свои ряды новую аудиторию, которая раньше этот канал не смотрела. Выход проекта на канале ТВ-3 заставлял ждать некоторых особенностей, и они дали о себе знать уже на уровне «аннотации».  Изначально было заявлено, что в проекте будут участвовать два племени – племя Актеров и племя Экстрасенсов. «Чего-чего, а мистической муры в «Последнем герое» нам только не хватало, — подумал скептический зритель. Поначалу казалось, что канал хочет «подогнать» шоу под свой формат, скрестив бульдога с носорогом. И к «Робинзонаде» всё происходящее не будет иметь совершенно никакого отношения. Однако, надо признать, что «экстрасенсорные штучки», которых боялись телезрители, пришедшие на ТВ-3 за «Последним героем» и не являющиеся целевой аудиторией, не выпячивались на первый план. Участники шоу, составляющие племя Экстрасенсов, может быть, и были известны зрителям канала, но для всех остальных их имена мало о чем говорили. Зрители предыдущих сезонов воспринимали их просто как обычных людей, что добавило «толику аутентичности». Лично я знал только Пахома, да и то не за его «экстрасенсорные способности», а благодаря роли «Поехавшего» в нашумевшем андеграундом фильме «Зеленый слоник». Уж кого-кого, а его в «Последнем герое» увидеть точно никто не ожидал. Тем не менее он органично вписался в проект, хоть и недолго на нем пробыл и вопреки своей кличке, полученной благодаря вышеупомянутой роли, воспринимался как один из самых адекватных участников своего племени.

Говоря о новом проекте, важно понимать, что время идет, и «культурный фон» меняется, а потому вполне закономерно, что шоу образца 2019, даже при сохранении общей идейной канвы не будет таким же, как шоу 2002 и даже 2009 годов. Ведущего первого сезона и многих участников последующих сезонов уже нет в живых. Только за время трансляции «нового» последнего героя этот мир покинули двое знаменитостей, участвовавших в сезоне 4, а всего из того самого «домогаровского» сезона в лучшем мире уже четверо. Некоторые личности, обратив внимание на цепочку загадочных смертей, усмотрели некий «трагический мистический ареол» вокруг проекта, говоря о его «проклятии». В этом смысле выход нового «Последнего героя» на мистическом канале можно считать символичным. Однако, подобные заявления о «проклятии» и «злом роке» с точки зрения здравого смысла сложно воспринимать всерьёз, время идет, люди уходят, у каждого из нас своей век да и 10 лет (а с момента первого шоу 18) немалый срок. Да и мистического в новом проекте как уже было сказано, немного. По большому счету это «Последний герой» как он есть, но только с некоторыми особенностями, обусловленными сменой культурного фона эпохи.

Экстрасенсы не козыряют своими «нестандартными способностями», но вот характер взаимоотношений между героями и племенами вызывает вопросы и скепсис и сказывается на облике проекта. Не случайно я выше, говоря о Пахоме, упомянул об «адекватности» персонажей. По характеру взаимоотношений между участниками этот сезон, наверное, можно назвать самым скандальным. «Вирус Дома-2», посеянный Ксений Собчак 10 лет назад, дает о себе знать. При этом надо признать, что нынешний сезон получился, как это ни удивительно, гораздо ближе к изначальной идее (в её русской версии), нежели сезон с Собчак. Сам канал позиционирует проект как «Легендарное возвращение». Ведущая шоу актриса Яна Троянова (куда более органичная в этой роли, нежели недавний кандидат в президенты) неоднократно заявляла участникам в ответ на их шалости, что не позволит превратить «Легендарный проект» в «Помойку» и «Детский сад». Подобные возгласы ведущей иногда хочется воспринимать как «пустые слова», проект попахивает некоторой «искусственностью». Иногда даже появляется ощущение «срежиссированности». Я свечку не держал и обвинять проект в постановочности не имею права. Иногда создается ощущение, что всё подстроено, но порой программа убеждает в обратном. Однозначно можно сказать только одно:  проект интересно смотреть, но не столько из-за «Робинзонады» ( её там уже с собчачьих времен нет) , сколько ради «неожиданных поворотов сюжета». При всём при этом курс на «возвращение к истокам», несмотря ни на что, чувствуется. Можно подумать, что создатели нового сезона стремились быть «максимально близкими к оригиналу» настолько, насколько это возможно в 2019 году и на другом канале. Хотя, скорее всего, стремление заключалось в том, чтобы создать у телезрителя ощущение «попытки приблизится к истокам» и это до определенной степени удалось. Робинзонады здесь уже минимум, а вот шоу – максимум. Но разве это удивительно? Этого вполне стоило ожидать. Все особенности по большей части обусловлены реалиями новой культурной эпохи.

«Жарким приветом современности» в новом «Последнем герое» стали многочисленные «рекламные интеграции». Если раньше реклама была «в перерывах», как отдельный блок, то теперь нормой стала реклама «внутри контента». Этим сегодня никого не удивишь. Пример же «Последнего героя» показал, насколько нелепым иногда может быть такой способ рекламы. Спонсорами проекта выступили лекарственные и косметологические препараты, а, значит, их надо рекламировать. В результате, герои сидят на острове, в экстремальных условиях, заставляя зрителя верить в то, что «выживают из последних сил», но при этом каждые 10 минут в непринуждённом диалоге рекомендуют друг другу Кагоцел, лечебный пластырь и всякие косметические муссы, которые чудесными образом вдруг оказываются в наличие на необитаемом острове, где «по легенде» даже жрать нечего. Смешно, не правда ли? Подобные рекламные интеграции стали «бесячей особенностью» данного проекта, хотя по большому счету это вина не самой передачи, а специфика условий, в которых она транслируется. Это очередное подтверждение негативного тренда развития современного телевидения как такового, а не просто конкретного шоу.

Вывод напрашивается сам собой: Новый «Последний герой» получился именно таким, каким он мог получиться. Возлагать больших надежд на возвращение «Легендарной Робинзонады» не стоило, но и говорить о том, что новый сезон – жалкая пародия, тоже будет не правдой. Если вы по прежнему смотрите телевизор не только ради «спортивного интереса» и «узнавания врага в лицо», то «Последний герой» вполне неплохой вариант из того, что сегодня предлагает нам повально переведенный на «цифру» ящик.

Рассказать друзьям:

Добавить комментарий