Что мы знаем о Робинзоне? «Истории о выживании» и феномен «Робинзонады», 

Творческое наследие английского писателя Даниэля Дефо насчитывает более 500 различных произведений, включая как художественные книги, и так и публицистику. Но всемирную известность он получил благодаря одной единственной книге, с длиннющим названием, которое сможет воспроизвести далеко не каждый.  В простонародии эту книгу часто называют по имени главного героя «Робинзон Крузо» или используют «сокращенную версию» названия «Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо».  Считается, что именно Даниэль Дефо и его роман лежат у истоков целого направления в мировой приключенческой литературе, которое в честь главного героя произведения получило название «Робинзонада».

 

Что такое «Робинзонада?».

Для начала давайте разберемся, что такое «Робинзонада», попробуем  определить это явление, связав его с оригинальными мотивами романа Дефо. «Робинзонаду» как поджанр приключенческой литературы и кинематографа можно понимать в узком и в широком смысле.

В узком смысле

«Робинзонада» — это произведение о выживании человека или группы лиц на необитаемом острове.

Таким образом, под феномен «Робинзонады» попадает вся совокупность сюжетов про необитаемый остров, коих в мировой культуре великое множество, начиная собственно с самого «Робинзона Крузо» и заканчивая телепроектом «Последний герой».

В широком смысле 

«Робинзонада»  — любое литературное произведение о «выживании человека в дикой природе».

При таком понимании границы «Робинзонады» существенно расширяются и под определение попадает огромный пласт произведений, не имеющих прямой связи с книгой «Робинзон Крузо». Так классическим примером «не островной» или «животной» Робинзонады является книга Р. Киплинга «Маугли». В ещё более широком понимании, «условия существования» героя Робинзонады не ограничиваются именно дикой природой. Искусствовед Александр Акнист определил характерную черты «Робинзонады» как существование личности «вне общества».

Во всех определениях во главу угла так или иначе ставится «проблема выживания» в «экстремальных» или «непривычных» условиях или, как сегодня модно говорить, «сёвайв-концепт». Получается, что «Робинзонада» и жанр survive, который сегодня указывается под некоторыми произведениями мировой культуры —  это практически одно и то же.  На самом деле — не совсем. Сюжет и смысл романа Дефо, мягко говоря, не ограничивается историей о выживании на острове: это глубоко философский, пропитанный духом эпохи и религиозным чувством роман. Это роман о поиске себя, о поиске бога, о человечности. Книга в лучших традициях литературы своего времени раскрывает тему «человека и общества» и «человека вне общества». Робинзонада — достаточно сложный феномен, вмещающий в себя огромное количество смыслов, некоторые из них ведут своё начало от Даниэля Дефо, другие были привнесены позже многочисленными интерпретаторами великого романа, среди которых немало выдающихся имен: Ж. Верн, , Р. Л. Стивенсон, У. Голдинг,  У. Эко, Дж. М. Кудзее, М. Трунье и другие. Романов Робинзонад — великое множество, и разбирать специфику каждого из них – дело для серьёзного литературоведческого исследования. Развитие темы Робинзонады в литературе требует отдельного разговора. В данной статье речь пойдет лишь о «внешней стороне» данного феномена, в которой Робинзонада представляется как «история о выживании». В этом качестве «образ Робинзонады» нашел своё отражение в массовой культуре и в общественном сознании публики, и именно эта сторона «истории о Робинзоне» вызывает наибольший интерес и определяет её популярность на протяжении многих столетий.  

В российских школах «Робинзона Крузо» проходят в пятом классе. Вопрос о том, что пятиклассник поймет в этом романе с точки зрения его смыслового содержания и культурологических особенностей – вопрос открытый. В нашей стране восприятие «Робинзона Крузо» как «романа о выживании» связано ещё и с идеологическими моментами. Вполне очевидно, что в атеистической стране, при изучении этого романа в школе и исследовании его содержания литературоведами «христианская составляющая» всячески нивелировалась. В результате роман воспринимался как почти документальная история одного моряка. При таком подходе не только религиозный подтекст уходит на второй план, но и все смысловые линии романа начинают пониматься несколько под другим ракурсом.


Рождение легенды: происхождение и долгая жизнь образа Робинзона.

Имя главного героя Робинзона Крузо стала нарицательным, своеобразным «символом выжившего». Но был ли Робинзон первым выжившим в мировой культуре? Своим произведением Даниэль Дефо «сформировал систему координат» Робинзонады в мировой культуре, дал начало «культурному тренду» в литературе (а после и в кинематографе) нового и новейшего времени,   по крайней мере, так принято считать из-за названия самого  этого феномена. Однако сама тема, определившая приключенческую направленность, намного древнее писателя и его романа. Истоки Робинзонады проистекают из восточной литературы, из  «Повести о Хайе, сыне Якзана», которая была написана ещё в эпоху средневековья, в XII веке. Её автор – арабский поэт Ибн Туфаль. Книга повествует о мальчике, который с самого рождения живет в диких условиях на острове. Выжить ему помогает лама, которая вскармливает его своим молоком.   Из фабулы этой арабской повести можно сделать вывод, что в ней пересекаются мотивы «Робинзона Крузо» и «Маугли». Многие мотивы «Робинзона Крузо» переплетаются с повестью Ибн Туфаля.

Памятник «Реальному Робинзону» Александру Селькирку

Как  бы парадоксально это не звучало, но «Робинзонада» пошла не от Робизона. Архитипический сюжет об острове сформировался ещё в древних мифах. Но главным источником вдохновения для Дефо стала сама жизнь и реалии его эпохи. При всей кажущейся невероятности истории, положенной в основу романа, она вовсе не была плодом вымысла автора. Ни для кого не секрет, что у Робинзона Крузо есть реальный прототип – шотландский моряк по имени Александр Селькирк.  В «островной жизни» реальной исторической личности и вымышленного героя были общие черты. Например, рассказывают, что Селькирк без конца читал Библию, хоть и не являлся набожным человеком, на его острове, так же как и у литературного героя, были козы, и ему удалось их одомашнить.

Литературный Робинзон стал настолько легендарен, что его именем назвали вполне реальный остров, — подумает читатель, посмотрев на карту мира и увидев у берегов Америки остров «Робинзон Крузо». Правда, его местоположение не совпадает с тем, на которое указывает Дефо в названии своей книги. В оригинальном длинном заглавии говорится, что Робинзон попал на остров неподалеку от устья реки Ориноко, что у берегов Венесуэлы, а остров «Робинзон Крузо» находится совсем с другой стороны Америки – возле Перу. Этот остров, сегодня носящий имя самого известного островитянина, раньше назывался Мас-а-Тьерра, и как раз на нём и провел четыре года Александр Селькирк, ставший прототипом Робинзона Крузо. 

Остров «Мас-а-Тьерра» (Робинзон Крузо) на карте мира.

А в той точке земного шара, которую избрал британский писатель для «поселения» своего персонажа никакого острова нет. Остров Робинзона — вымышленный. Роман и реальность не совпадают не только географически и хронологически (Александр Селькирк прожил на острове 4 года, Робинзон Крузо – 28).  Характер героя и история его попадания на остров также сильно различаются. «Реальный Робинзон» Александр Селькирк обладал скверным нравом и поссорился с командой, за что и был высажен на остров. Реальная история Александра Селькирка впоследствии будет неоднократно использована в интерпретациях и переработках сюжета Дефо. Так, например, во французском фильме по мотивам романа «Робинзон Крузо» герой попадает на остров по той же причине, что и Селькирк. В романе «Мистер Фо» южноафриканского лауреата Нобелевской премии Джона Максвела Кудзее образ Крузо вызывает куда больше ассоциаций с реальной фигурой Селькирка, нежели с литературным Робинзоном, которого задолго до этого создал настоящий мистер Фо. В настоящей фамилии автора Робинзона не было слога де, его звали просто Даниэль Фо.

Реальные Робинзоны. До и после Селькирка

Эпоха, когда писался роман и когда происходит его действие – весьма благодатное время для мореплавания и пиратства. Это колониальная эпоха в истории Америки, когда у её берегов ходили английские и испанские корабли, кораблекрушения были не редкостью,  а процесс освоения американских земель и окружающих континент островных территорий ещё не был завершен. Поэтому вокруг Америки было много необитаемых островов. В такой модальности история Робинзона уже не представляется столь невероятной, какой может показаться на первый взгляд. Не случайно, действие многих романов-робинзонад, написанных уже после Дефо, происходит именно в этот период. Александр Селькирк был далеко не единственным человеком, которому довелось выживать на необитаемом острове. Подобное случалось и до, и после Колумба, и история знает людей, которым повезло с островом гораздо меньше, чем реальному и литературному Робинзонам – Селькику и Крузо.

Например, испанского моряка Педро Серрано после кораблекрушения выбросило на небольшой клочок суши, который представлял собой песчаную гряду. Ни растеньица, ни речушки. Казалось бы, как выжить в таких условьях? Но испанский матрос нашел выход. Единственными живыми существами, посещавшими остров, были морские черепахи. Педро научился охотиться на них  — в результате получил пищу, употребляя мясо черепах в «сушеном» виде и воду – из панциря этих животных можно было изготовить ёмкости для того, чтобы набирать пресную дождевую воду.

Уже после выхода в свет романа «Робинзон Крузо», в 1809 году на необитаемый остров заносит американского моряка. Узнав его имя, невольно задумываешься либо о «магической силе» книги, либо о загадочном историческом совпадении. Звали этого американца Даниэль Фосс – то есть он почти полный тезка автора «Робинзона Крузо». А вот реальная история и природные условия острова оказались куда более сопоставимы с историей Педро Серрано, нежели с книгой. Остров, на который попал Даниэль, почти полностью состоял из камней, единственным куском дерева стало «старое весло». Подобно герою романа, реальный Робинзон по фамилии Фосс делал на нём зарубки, отсчитывая время. Так же, как и в истории испанца Серрано, остров не отличался живностью, если испанцу выжить помогли черепахи, для американца спасением стали тюлени. Они обеспечили ему и еду, и теплую одежду. На острове Даниэль Фосс прожил пять лет.

Книга Крузо не случайно прославилась в первую очередь как «сёвайв история», ведь это настоящее руководство по выживанию. По крайней мере, в таком качестве её использовал Джемери Бибс. Паренек 14 лет от роду попал в кораблекрушение в Тихом океане. После того, как ему удалось спастись и попасть на остров, он вспомнил все, что читал в книге Дефо и благодаря этому выжил.

Пребывание на острове Т. Нил описал в книге «Остров для себя», которая стала одной из многочисленных написанных историй «реальных робинзонов»

Для некоторых людей история Робинзона Крузо стала источником вдохновения и вызвала желание добровольно уйти «от мира». Для них робинзонада – не воля случая, а осознанный выбор.  Таких историй можно вспомнить две. Робинзонада вдохновила американца Тома Нила, который добровольно поселился на острове Суворова. В отличие от предыдущих героев, к отшельничеству он обстоятельно подготовился, и эта подготовка не ограничивалось только чтением романа. История Тома Нила – весьма характерный пример «реальной Робинзонады», раскрывающий мировоззренческие аспекты этого феномена. Почти для любого Робинзона главная цель  — «выбраться» из своего «островного дома». Но стоит вспомнить, что герой романа «горел» этой идеей только поначалу, позже сумев принять и полюбить свой новый мир. На протяжении долгих лет, которые Том провел на острове, к его обиталищу приставали корабли, но он был не рад гостям и всячески показывал, что мирская жизнь его не интересует. Уехав на остров в 1957 году, он возвращается назад лишь в 1977, то есть спустя 20 лет.

Уже после Тома Нила, в 1980-х годах, участником «Добровольной Робинзонады» становится Джеральд Кингсленд. И отправляется он туда не один. Задумывая «островную авантюру» как социальный эксперимент, он подбирает себе спутницу, подав объявление в газету. На его предложение откликается Люси Ирвинг. Будущие «островитяне» вступают в брак и осуществляют свой план по изоляции от мира. Но на острове, что называется, они не сошлись характерами. В истории этой парочки к «робинзонаде» добавляется мелодраматический и психологический компонент. Их история была экранизирована. Фильм, снятый по реальным событиям, стал не единственным в мировом кинематографе, раскрывающим тему «двое и остров». Своим экспериментом Кингсленд Ирвинг дали «Робинзонаде» ещё несколько линий для развития.

По мотивам истории Дж. Кингсленда и Л. Ирвинг был снят художественный фильм «Отверженный (1986)

В статью вошли далеко не все истории реальных Робинзонов. Их было намного больше, и выживать приходилось в самых разных условиях. Многие островитяне, успешно вернувшись домой после вынужденной или добровольной робинзонады, описали свои приключения, создав документальные повести. Так мировая культура получила множество сюжетов «новых робинзонад», а сам феномен «Робинзонады» является не только культурным и литературным, но и историческим и социальным.

При расширенном понимании «Робинзонады» необходимо уйти от концепта острова и вывести на первый план тему сосуществования с природой и выживания в диких условиях. Вспоминается история Йосси Гинберга, чей образ был воплощен «Гарри Поттером вся кинематографа» Дэниэлом Редклиффом в приключенческом фильме «Джунгли» 2017 года выпуска. Фильм снят по реальным событиям и опирается на книгу еврейского путешественника. В этом же ряду можно назвать и знаменитого ученого Тура Хейердала, совершившего легендарное путешествие на плоту Кон-Тики к землям Полинезии, и его история также была экранизирована.

Робинзонада в кинематографе

Леонид Куравлев в роли Робинзона Крузо (х.ф. «Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо, СССР, 1972)

Так мы медленно и верно подобрались к одной из самых популярных сфер культуры – к кинематографу и очевидно, что образ Робинзона в массовой культуре формировался в том числе через кино. Роман Дефо был экранизирован неоднократно. В числе классических экранизаций выделяется советский фильм, где в роли Робинзона выступил Леонид Куравлев. Запомнив этого артиста в комедийном амплуа, многие удивятся, но именно Куравлева можно считать лучшим «оригинальным Робинзоном» в мировом кино. Вот так советские артисты, сыгравшие «англичан, придуманных англичанами» дважды становились лучшими в мире в этой роли. Если кто не понял, второй – Василий Ливанов – официально «лучший Шерлок Холмс». Фильм «Робинзон Крузо» производства СССР является наиболее близким к оригиналу по сравнению с остальными классическими экранизациями.

В последние годы вышло также немало фильмов, соотносящихся с «Робинзонадой». Каноническим примером «робинзонады не о робинзоне» в современном кинематографе всё чаще называют фильм «Изгой» (2000 г.) с Т. Хэнском в главной роли.  Недостаточно замеченным оказался откровенно средненький фильм «Затерянный остров» 2011 года, ярко показывающий достаточно «плоское» понимание феномена Робинзонады.

х.ф. «Атлантида» (англ. Cold Skin, оригинальное название La pell freda, Испания, Франция, 2017)

Оригинальным и достойным вариантом «современной Робинзонады» получился испано-французский фильм «Атлантида», имеющий литературную первооснову в виде романа «Холодная кожа» испанского писателя Альберта Санчеса Пиньоля. Не соотносящееся с содержанием и непонятно откуда взявшееся название «Атлантида» – это креатив русских переводчиков.


Эта кинематографическая работа снята на грани жанров приключения, фэнтези и ужасов. В фильме достаточно много «экшна». На протяжении всей картины два главных героя, очень разных по характеру, но вынужденных научиться понимать друг друга, борются с монстрами. Тему монстров можно сопоставить с темой «людоедов» в оригинальном романе. Из племени людоедов Робинзон спасает своего «друга и верного слугу» Пятницу, герои фильма «Атлантида» также  приручают одно из существ, терроризирующих остров. Являясь продуктом массовой культуры, фильм получился глубоким по своему философскому содержанию, в нём налицо ницшианские мотивы, цитаты Ницше открыто приводятся в фильме. Своеобразная «подмена»  «христианской философии» оригинальной книги «ницшеанством» в современной интерпретации на самом деле вполне объяснима в контексте «секулярной эпохи», которую «тренду Робинзонады» пришлось пережить. Обмирщение сознание заменило «поиск бога» и «путь к христианской морали» другими философскими константами. Если Робинзон Крузо и Александр Селькирк были верующими, то для Робинзонов секулярной эпохи бог умер. Этот вопрос в своей интерпретации Робинзонады поставил французский писатель Мишель Турнье, чья книга «Пятница или Тихоокеанский Лимб» — это яркая философская робинзонада эпохи «постмодернизма», написанная под явным влиянием философии экзистенциализма.  

«Много Робинзонов»

В изначальном «островном мифе», на базе которого писал свой роман Дефо, остров – символ оторванности от мира, место уединения и «рождения нового человека», способного осуществить цивилизационный проект. Робинзон – одиночка. Однако в мировой культуре Робинзон далеко не всегда одинок, и речь в данном случае не о Пятнице как спутнике Робинзона. В числе классических «романов-робинзонад» вторым, после собственно романа Дефо, часто называют «Таинственный остров» Жюля Верна, где на необитаемом острове оказывается целая группа центральных персонажей, а соответственно мотивы «Робинзонады» приобретают уже совсем другой оттенок. Уильям Голдинг в своём романе «Повелитель мух» делает героями романа группу подростков, с одной стороны, закрепляя репутацию «робинзонады» как романа для юношества, а, с другой стороны, ставя проблему «психологии социальной группы, ещё одного популярного мотива «Робинзонады».

телесериал «Остров ненужных людей» (Россия, 2011) В главных ролях: Д. Ульянов, Э. Болгова и др.

«Робинзонады с несколькими Робинзонами» хорошо приживаются в мировой культуре.  Ведь это — настоящий Клондайк для писателей и киноделов. Разные люди, разные судьбы, разные характеры и взгляды на жизнь  — всё это создает хороший плацдарм для драматизации, можно сказать, что конфликт подается почти «на блюдечке».  Нескольким Робинзонам надо не просто выжить и выбраться с острова, но и действовать при этом сообща, а соответственно научиться взаимодействовать в предлагаемых обстоятельствах. Таким образом, тема «выживания» дополняется темой «сосуществования» и «взаимодействия». В таких «Робинзонадах» человеческие взаимоотношения выходят на первый план. Сразу «много Робинзонов» довелось наблюдать  потребителям телевизионного контента, живущим в разных странах мира. Тема получила воплощение в телевизионных сериалах. Самый известный из них – американский фильм «Остаться в живых», насчитывающий несколько сезонов и ставший культовым в определенных кругах. Российской версией сериала-Робинзонады стал фильм «Остров ненужных людей». Как часто бывает в отечественных сериалах, в этом фильме многое условно, «притянуто за уши», а тема «ненужных людей» и, как следствие, человеческих отношений накладывается на приключенческий сюжет. Сам по себе сериал – достаточно убогое, но всё же закономерное проявление «популяризированного сюжета Робинзонады».

Конечно, разговор о «Робинзонаде на телевидении» не может обойтись без «Последнего героя». На наше телевидение этот проект пришел с запада, являясь адаптацией американского шоу. Между тем, ещё задолго до «Последнего героя» в нашей стране существовали лагеря выживания, пользующиеся большой популярностью у молодежи. Не сложно догадаться, что назывались они «Робинзонады». Став своеобразным предшественником «Последнего героя», не показанными по телевизору Робинзонады проводятся до сих пор.

О проекте «Последний герой» на сайте выходила отдельная статья, где он рассматривался в том числе и в контексте Робинзонады, поэтому подробно о нём говорить не будем. «Последний герой» — характерное порождение массовой культуры, почти не имеющий ничего общего с романом Дефо, кроме темы необитаемого острова. Тем не менее, некоторые характерные черты феномена «Робинзонады», популяризированные и деформированные в массовой культуре, в нём всё-таки просматриваются. Реалити-шоу «Последний герой» — это ориентированный на массового зрителя вариант передачи, где «Робинзонада» выступает условиями существования в «замкнутом пространстве» случайных людей, что соотносится с «пост-робинзоновским» бытием данного явления (в модальности «много Робинзонов»).  В отличие от Робинзона Крузо, который на острове осознал бренность и бесполезность денег, для участников проекта именно деньги были главной мотивацией, и победитель получал награду в миллионах. Подобное «переворачивание» смысла – это  не изобретение современного общества, где процветает рвачество. В упомянутом выше романе Турнье Робинзон, вступая в антитезу с оригиналом, восхваляет деньги и продажность. Этот пример показывает, что многие смыслы «робинзонады» были умышленно перевернуты в своём развитии задолго до попадания на ТВ, получив в новую эпоху лишь новое закономерное воплощение, которое требует народ.

«Последний герой». 7 сезон «Актеры против экстрасенсов» ( ТВ-3, 2019)

Мы с Вами живем в пост-секулярную эпоху, когда на место религии и идеологии постепенно начинают занимать мистические, эзотерические и аномальные явления. В этом смысле любопытен тот факт, что участниками 7-го сезона «Последнего героя» стали не кто-нибудь, а экстрасенсы. Такой очень сомнительный современный ответ «христианскости» Романа Дефо, написанного в начале 18 века.

Меняются эпохи, культурные и мировоззренческие ориентиры общества, а тема «человек и остров» остается, и совсем не удивительно, что в своём развитии она обретает новые смыслы. Исторически «Робинзонада» «подмяла» под себя всё, что связано с островами и выживанием в дикой природе. При всей многогранности этого феномена в массовой культуре на первое место выходит именно приключенческая составляющая, «сёвайв-история», как наиболее интересный и привлекающий публику компонент «Робинзонады».

Рассказать друзьям:

Добавить комментарий